Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Летчик Талалихин



74 года назад, в ночь с 6 на 7 августа 1941 года, лётчик Виктор Васильевич Талалихин совершил первый ночной таран в небе над Москвой.

С самых первых дней войны летчик-истребитель Талалихин находился на охране столичного неба. Постоянная готовность встать грудью на защиту Родины, а при необходимости, не задумываясь, пожертвовать даже своей жизнью — вот таким воспитала Родина молодого, но опытного летчика.
В собрании Госрадиофонда имеется документальная запись выступления летчика В.Талалихина по радио в дни работы Всеславянского конгресса, проходившего 10—11 августа 1941 года в Москве, на котором он рассказывает о совершенном им 7 августа 1941 года ночном таране фашистского самолета. «Всякий раз, получая приказ на боевой вылет, я живо представляю себе родную Москву, Мавзолей Ильича, рубиновые звезды Кремля. Только одно желание овладевало мною в эту минуту: беспощадно драться с врагом до последней капли крови», — такими вот простыми словами летчик Виктор Талалихин объяснил свою готовность к подвигу.

Линия фронта приближалась к Москве. Ожесточенные бои шли от берегов Баренцева моря до Одессы. Красная армия, неся огромные потери, всеми силами сдерживала фашистские орды, рвущиеся к столице. С начала июля и в первые дни августа заместитель командира эскадрильи Виктор Талалихин в ожесточенных воздушных боях лично и в составе группы уничтожил несколько фашистских самолетов. 21 июля Москва впервые подверглась бомбардировке. Несмотря на ощутимые потери, гитлеровские асы, которым покорилось небо Франции, Польши и фактически всей Европы, рвались к самому сердцу столицы — Кремлю. Даже в ночное время, когда ориентирование было затруднено, фашисты не прекращали своих попыток прорвать оборону ПВО и нанести бомбовый удар по москвичам. Одна из таких массированных вражеских атак состоялась в ночь на 7 августа. Для перехвата значительных сил противника в воздух была поднята эскадрилья самолетов И-16 младшего лейтенанта Виктора Талалихина, входящая в состав 177-го истребительного авиаполка. В завязавшемся бою летчик заметил самолет противника «Хенкель-111», пытавшийся скрытно прорваться к столице в верхнем эшелоне. Обстреляв самолет противника, летчик Талалихин вывел из строя один из двух его моторов, а когда закончились патроны, Виктор попытался винтом своего самолета повредить хвост самолета противника. В этот самый момент стрелок фашистского самолета почти в упор расстреливает самолет Талалихина, причинив ему серьезные повреждения и ранив летчика в руку. Понимая, что иного выхода нет, Виктор сознательно увеличил скорость своего поврежденного самолета и всей массой истребителя протаранил фашистскую машину. От таранного удара самолет противника потерял управление и устремился к земле, а машина Талалихина перевернулась и, потеряв управление, стала падать. Из последних сил раненый летчик выбросился из кабины и благополучно приземлился на парашюте в расположении Красной армии.

Уже на следующий день, 8 августа 1941 года, указом Президиума Верховного Совета СССР летчику Виктору Васильевичу Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. Все газеты опубликовали рассказы о совершенном комсомольцем Талалихиным подвиге — первом ночном таране в небе столицы.

В последующих боях В. Талалихин сбил ещё 5 самолётов противника. Награжден орденом Ленина, орденами Красного Знамени и Красной Звезды. В октябре 1941 геройски погиб в воздушном бою. Останки героя были захоронены на Новодевичьем кладбище в Москве, небо которой он защищал до последнего вздоха.

Подвиг капитана Гастелло



26 июня 1941 года, совершил свой подвиг советский лётчик Николай Гастелло.

В этот день во время бомбёжки вражеской танковой колонны па дороге Радошковичи — Молодечно у самолёта Гастелло был пробит бензобак и возник пожар. Экипаж (лейтенанты А. А. Буденюк, Г. Н. Скоробогатов и старший сержант А. А. Калинин) во главе с Гастелло не покинул самолёт на парашютах и Гастелло направил горящую машину на скопление танков, автомашин и бензоцистерн, которые взорвались вместе с самолётом.

Звание Героя Советского Союза капитану Н.Ф. Гастелло присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1941 года. Награждён орденом Ленина. Приказом министра обороны СССР капитан Гастелло Н. Ф. навечно зачислен в списки одного из авиационных полков.

За годы войны его подвиг повторили более пятисот советских летчиков.

№332

Интересное в блогах и ЖЖ:

Оригинал взят у colonelcassad в №332


Касательно "доклада" Билингкет "Тайна потерянной цифры" http://echo.msk.ru/blog/echomsk/1759212-echo/, то авторы извели гору бумаги, стремясь доказать, что "Боинг" был сбит из установки "Бук" с номером 332.
Была попытка определить - это 332 или 312. Вся ирония ситуации заключается в том, что обе установки с такими номерами засветились еще 5 марта 2014 года под Соледаром.
Collapse )

Герой Советского Союза А.И. Покрышкин и Аэрокобра.



Один из любимых истребителей Александра Ивановича Покрышкина - Bell P-39 «Airacobra». Хоть это и был американский аппарат, он идеально подходил для одного из манёвров, придуманных самим лётчиком - "Соколиный удар". Суть данного виража состоит в том, что пилот "Аэрокобры" набирает преимущество в высоте и подобно соколу, атакует свою "жертву".

Также был принят на вооружение предложенный А.И.Покрышкиным новый тактический приём — маятниковое патрулирование; применялась так называемая кубанская этажерка. А.И. Покрышкин предложил знаменитую формулу воздушного боя "Высота, Скорость, Маневр, Огонь". Он является автором ряда маневров и приёмов ведения воздушного боя, которые затем были приняты в ВВС СССР. Например, манёвр уклонения и ухода от атаки противника "неправильная восходящая бочка". Данный маневр был подмечен Покрышкиным при неправильном и грязном исполнении фигур высшего пилотажа парой самолётов, а затем взят на вооружение. Суть его состоит в следующем: если восходящая бочка выполняется первым самолётом в паре на малых оборотах двигателя, в результате он оказывается под вторым самолётом в наивыгоднейшей позиции для атаки.

Более 70% боевых вылетов трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин провёл именно на знаменитой "Aircobra", доставленной в СССР по ленд - лизу.

Андрей с края земли




За два с лишним десятилетия, прошедшие с момента распада СССР, его бывшие граждане порядком подзабыли понятие «интернационализм».

В условиях кризиса, экономических и идеологических проблем многие стали искать спасение, сбиваясь в стаи по национальному признаку. Чем примитивнее сообщество, тем охотнее оно взывает к «голосу крови».

Герой нашего повествования сегодня попал бы в категорию «гастарбайтеров», «равшанов и джамшутов», к которым российская молодёжь относится с брезгливостью и раздражением.

И вряд ли сам он что-либо возразил бы в ответ, ибо был человеком немногословным. За него сказали бы медали и ордена на груди. Впрочем, сегодня многим неведома цена фронтовых медалей, измеряемая не в долларах и евро, а в человеческом мужестве...

Молчаливый мастер

Согласно древним киргизским преданиям, край земли находится на восточном побережье озера Иссык-Куль.

Именно на «краю земли», в селе Курменты в мае 1909 года в крестьянской семье родился мальчик, которого назвали Абдыкасымом.

У него было обычное детство, такое же, как и у его друзей-приятелей. Как и они, увлекался Абдыкасым соколиной охотой — занятием экзотическим для жителей центральной России, но обычным для живущих на побережье Иссык-Куля.

Кроме того, мальчика тянуло к технике. Любил он возиться с различными механизмами, много времени проводил в колхозном гараже, помогал механикам, осваивая науку не в теории, а на практике. После семи классов школы Абдыкасым отправился в Самарканд, в школу механиков. В родное село вернулся со специальностью механика-водителя и очень быстро стал уважаемым человеком среди односельчан. Про него говорили, что Абдыкасым может починить всё, что угодно, а если надо будет, соберёт автомобиль из примуса и швейной машинки.

Перед самой войной Абдыкасым переехал в город Пржевальск, где стал работать инструктором в автомотоклубе Осоавиахима.

Когда началась Великая Отечественная война, немногословный Абдыкасым отправился в военкомат. Там ему разъяснили — как специалисту Абдыкасыму полагается бронь, и призыву он не подлежит.

Но механик «золотые руки», которому к этому времени было уже за 30, только покачал головой и пояснил — он доброволец и бронь ему не нужна.

Будешь ты летать на Иле задом наперёд...

В августе 1941 года Абдыкасым Карымшаков был направлен в авиационный полк на должность оружейника. Техники были очень нужны армии, но Абдыкасым настаивал, что хочет не только готовить самолёты для других, но и сам воевать. И вскоре его направили в Ленинградскую воздушно-техническую школу для обучения на воздушного стрелка.

«Будешь ты стрелком-радистом, а в душе пилот,
Будешь ты летать на Иле задом наперёд...»

В годы войны эта незатейливая песенка была очень популярной. Штурмовик Ил-2 выпускался в одноместном и двухместном вариантах.

Опыт боёв показал — Ил-2 является отличной машиной, но незащищённый сзади, слишком уязвим для немецких истребителей.

Машину срочно стали выпускать в двухместном варианте, с кабиной для стрелка. Началась подготовка воздушных стрелков, которым предстояло занять места в экипажах «Илов».

Выживаемость Ил-2 зависела во многом от мастерства стрелка. При этом его кабина из-за особенностей конструкции была защищена хуже, чем кабина пилота. И потери среди стрелков были куда большими, чем среди лётчиков.

Обо всём этом Абдыкасым прекрасно знал, но продолжал стремиться в бой, в самое пекло.

Экипаж

С января 1943 года выпускник школы воздушных стрелков младший сержант Карымшаков проходил стажировку в запасном авиаполку, а в мае 1943-го был направлен в действующую армию.

В 75-м гвардейском штурмовом авиаполку Абдыкасыма распределили в экипаж улыбчивого младшего лейтенанта.

— Толик, — представился тот.

— Абдыкасым, — ответил киргиз.

На секунду на лице лейтенанта мелькнула растерянность, но он тут же нашёлся:

— А можно я буду называть тебя Андреем?

— Можно, — невозмутимо ответил Абдыкасым.

Уроженец Днепропетровска украинец Анатолий Брандыс был младше своего стрелка на десять лет, однако в экипаже они понимали друг друга с полуслова. В бою это взаимопонимание не раз спасало им жизнь.

Экипаж с позывным «Алтай» принял боевое крещение в небе Донбасса. Уже в первых боях Толя и «Андрей» показали, что воевать умеют отлично. Стрелок успевал не только отражать атаки противника, но и вести огонь по наземным целям.

Вылет за вылетом, бой за боем... В конце сентября 1943 года у Ил-2 Брандыса и Карымшакова при возвращении с боевого задания забарахлил мотор. Штурмовик отстал от группы, и тут же его атаковал «мессер», решивший, что легко справится с «илом». Не тут-то было — стрелок трижды отражал атаки немецкого аса и позволил командиру уйти от преследования.

Воздушный стрелок на фронте — профессия дефицитная. Когда выбывали по ранению товарищи, Абдыкасым вылетал и в составе других экипажей, совершая по три вылета в день.

В полку его называли «снайпером», и в этом не было преувеличения. На его счету были уничтоженные вражеские машины, зенитки. В ноябре 1943 года Абдыкасым Карымшаков официально записал на свой счёт первый сбитый вражеский самолёт, уничтожив немецкий Ме-109.

Надёжней брони

Анатолия и Абдыкасыма неоднократно сбивали — для штурмовика это скорее норма, чем событие чрезвычайное. Но выбраться из пекла — задача крайне непростая.

Под Никополем им пришлось садиться на нейтральную полосу, а затем, под огнём врага, перебегая от воронки до воронки, добираться до своего переднего края.

Весной 1944 года, во время боёв за Крым, они не раз попадали в переделки. 7 апреля во время атаки вражеского аэродрома Курман-Кемельчи был подбит самолёт командира эскадрильи, севшего на вынужденную посадку на территории противника. «Алтаи», чей самолёт тоже был повреждён, вели бой над местом посадки, позволяя ещё одному «Илу» сесть и забрать попавший в беду экипаж.

16 апреля новый вылет и новый жестокий бой — группа Ил-2 нарвалась на огонь зениток, после чего в воздух поднялись немецкие истребители. Из шести советских штурмовиков в строю остался только один. Четыре гитлеровских «фокке-вульфа» попытались взять Ил-2 в «клещи», чтобы посадить на свой аэродром и пленить лётчиков. Но Абдыкасым отбивал одну атаку за другой. Пыл немцев иссяк, когда один из истребителей рухнул, сбитый стрелком Ил-2.

Одно из попаданий загнало Ил в пике, из которого Анатолий вывел машину лишь над самой гладью Чёрного моря. Когда вернулись на аэродром, в самолёте насчитали 72 пробоины.

6 мая 1944 года в время штурма немецкого аэродрома группа Ил-2 столкнулась с истребителями противника. На двух советских машинах погибли стрелки. Тогда самолёты перестроились, и Абдыкасым стал «защищать спину» сразу трём «илам». Он отбил семь атак и позволил всем штурмовикам вернуться на аэродром.

Лётчик Анатолий Брандыс так говорил о своём напарнике: «Мне оглядываться не надо. У меня за спиной Абдыкасым. Это покрепче любой брони».

Один шанс из тысячи

В начале февраля 1945 года их Ил-2 снова был сбит. Сели на территории противника, Анатолий был ранен в ногу. Идти сам он не мог, поэтому сказал:

— Я не дойду, Андрей, выбирайся один!

— Угу, — буркнул стрелок, подхватил командира и потащил к линии фронта.

— Старшина Карымшаков, это приказ! — крикнул лётчик.

«Андрей» молча кивнул и продолжил путь, неся на себе раненого командира.

Они сумели перебраться через линию фронта к своим. Мистика, но на родной аэродром они прибыли как раз в тот момент, когда командир полка на построении сообщал о героической гибели экипажа «Алтай».

После этого случая Абдыкасым положил в кабину трофейный немецкий автомат МP 40, рассчитывая в случае чего отстреливаться из него при вынужденной посадке на территории врага.

А спустя пару недель произошёл самый невероятный случай в боевой биографии стрелка Карымшакова.

Новый вылет, новая штурмовка, и снова атака немецких истребителей, пилоты которых в конце войны становились всё отчаяннее. Абдыкасым отбивает атаку за атакой, но немцы продолжают наседать. И вот после очередного выстрела наступает тишина. В бортовом пулёмете «Ила» закончились патроны.

Немец, заметивший это, стал заходить в хвост, собираясь добить «русского» наверняка.

Адбыкасым смотрел на приближающегося врага, сжимая кулаки от бессильной ненависти. И тут взгляд упал на трофейный автомат. Высунув ствол в проём для пулемёта, он дал длинную очередь в сторону «мессера».

На что он рассчитывал? Да ни на что. Так солдаты стреляют из пистолета в подъезжающий танк, не желая сдаваться перед неизбежной гибелью.

Немецкий автомат МР 40, разумеется, не предназначен для воздушного боя, и в 999 случаях из 1000 не способен был нанести вред «мессершмиту».

Но именно с Абдыкасымом Карымшаковым произошёл тот единственный случай из 1000. Пуля из автомата угодила в единственное слабо защищённое место истребителя в носовой части — в щель масляного радиатора, после чего «мессер» задымился и резко ушёл вниз.

Ил-2 благополучно вернулся на аэродром.

Кавалер Ордена Славы

За время Великой Отечественной войны гвардии старшина Абдыкасым Карымшаков совершил 227 боевых вылетов, во время которых он участвовал в 52 воздушных боях и сбил семь самолетов противника (3 индивидуально и 4 в группе).

Орден Красного Знамени, орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 1-й степени, многочисленные медали... А главное, Абдыкасым Карымшаков стал полным кавалером Ордена Славы, одним из 2672 героев, удостоенных подобной чести за подвиги в годы Великой Отечественной войны.

Его командир, Анатолий Брандыс, стал дважды Героем Советского Союза. Наверное, был достоин этой награды и Абдыкасым. Но, может быть, посчитали, что два Героя на один экипаж — это слишком, а может, представление к высшей награде где-то затерялось.

Для Анатолия и Абдыкасыма это было не так уж важно. Они воевали не за награды. Они просто сражались за Родину.

После войны Абдыкасым вернулся в родное село, работал трактористом. Немногословному мужчине приходилось непросто, когда приглашали в школы, чтобы рассказать о войне. Но он шёл, понимая, что очень важно новым поколения привить те чувства, которые вели его самого, его командира и друга Анатолия, миллионы других советских людей в той страшной войне с фашизмом.

Он так и прожил всю свою жизнь на «краю земли» у озера Иссык-Куль. Прожил честно и достойно.

А школьники, которые, возможно, слушали в детстве рассказы Абдыкасыма Карымшакова, ныне работают в Москве за мизерные зарплаты под брезгливыми взглядами тех, кто именует их «гастарбайтерами».

Кажется, в погоне за «европейскими ценностями» мы потеряли что-то куда более важное.

Но вины Абдыкасыма Карымшакова, настоящего героя Советского Союза, в этом нет.